Сделать стартовой   |   Добавить в избранное   |   RSS 2.0  
 
на страницах нашего Интернет-ресурса! Искренне надеемся, что
время, проведенное Вами на нашем сайте, принесет Вам
максимальную пользу и отдачу!
 
логин :
пароль :
Регистрация   |   Напомнить пароль?
 


Сергей Леонидович Рубинштейн.
Просмотров: 15 811   |   Опубликовано: 09 окт 07 |   Распечатать |
Нашли опечатку в тексте? Выделите слово и нажмите ctrl + enter
(6 июня 1889 — 11 января 1960) Советский психолог и философ, профессор, член-корреспондент АН СССР (с 1943 г.), действительный член АПН РСФСР (с 1945 г.). Окончил Одесский (Новороссийский) университет (1913). С 1919 г.— доцент кафедры философии и психологии Одесского университета. В 1932— 1942 гг.— зав. кафедрой психологии Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена, в 1942—1950 гг.— зав. кафедрой психологии Московского государственного университета, в 1942—1945 гг.— директор Института психологии в Москве. С 1945 г.— зав. сектором психологии Института философии АН СССР. Основные работы С. Л. Рубинштейна посвящены философским и методологическим проблемам психологии, и прежде всего проблемам сознания, деятельности и личности. С. Л. Рубинштейном выполнен ряд экспериментальных исследований в области психологии восприятия, мышления и др. С. Л. Рубинштейн был непревзойденным систематизатором. Его фундаментальные «Основы общей психологии» (1946, изд. 2-е), удостоенные Государственной премии, до сих пор остаются лучшим на русском языке руководством по психологии с глубоким анализом основных ее проблем. Сочинения: Основы психологии. М., 1935; Основы общей психологии. Изд. 2-е. М., 1946; Бытие и сознание. М., 1857; О мышлении и путях его исследования. М.; Л., 1958; Принципы и пути развития психологии. М., 1959; Проблемы общей психологии. М., 1973.

В историю науки Сергей Леонидович Рубинштейн вошел как выдающийся психолог-теоретик. В его творческой биографии выпукло отпечатался непростой и противоречивый путь становления отечественной психологической науки ХХ века. В свою очередь, этот путь во многом и был проложен благодаря его научно-теоретическим исканиям. Как писал в 1969 году Б.Г. Ананьев: «Биография ученого приобретает тем большее значение, чем полнее воплощает в себе биографию науки, ее прогрессивное движение на путях познания и активного участия в общественном развитии. К таким биографиям, несомненно, относится жизненный путь выдающегося советского ученого — Сергея Леонидовича Рубинштейна. Его жизненный путь настолько тесно переплелся с развитием советской психологической науки, что только в связи с этим развитием и следует рассматривать его жизнь и деятельность».

ОПАСНОЕ УВЛЕЧЕНИЕ
Сергей Леонидович Рубинштейн родился 6 (18) июня 1889 года в Одессе, в семье интеллигентной и высококультурной, не чуждой свободомыслия. В семье было трое сыновей — Сергей, Николай и Григорий, и каждый из них, получив блестящее образование, стал видным специалистом в избранной отрасли. Рубинштейн-старший был известным адвокатом. В широкий круг его знакомств входил, в частности, первый русский марксист Г.В. Плеханов, с которым он не раз подолгу общался в Швейцарии в ходе своих частых поездок за границу. В годы учебы в гимназии не избежал увлечения марксизмом и Сергей Рубинштейн, некоторое время даже посещавший сходки подпольного марксистского кружка. Впрочем, выходец из вполне благополучной и обеспеченной семьи, Рубинштейн не страдал бредом экспроприации экспроприаторов — марксизм его интересовал как одна из многих философских систем, а отнюдь не как инструкция по осуществлению государственных переворотов. В доме Рубинштейнов постоянно собирались видные представители одесской интеллигенции — преимущественно юристы и врачи. Принято считать, что такого рода интеллектуальная атмосфера очень благоприятна для личностного роста, особенно в годы юношеских исканий. Однако в набросках автобиографии (так и не получившей законченного воплощения) сам Рубинштейн признает, что собиравшиеся в доме интеллигенты производили на него скорее негативное впечатление своими упадническими настроениями и бесплодным философствованием. Его собственный интерес к философии сложился в результате противоречивых влияний, с одной стороны — вследствие постоянно поднимавшихся в его кругу мировоззренческих вопросов, с другой — в противовес праздному умствованию интеллигентов предреволюционной поры.

ДОКТОР ИЗ МАРБУРГА
Окончив в 1909 году с золотой медалью элитную Ришельевскую гимназию, Рубинштейн намеревался продолжить образование, но категорически отверг идею поступления в Новороссийский (Одесский) университет, который считал «кулачьим». Сегодня трудно судить, насколько справедливой была эта оценка, однако нежелание интеллигентного юноши вращаться в кругах разбогатевших выскочек и охотнорядцев вполне понятно (причем в наши дни — особенно понятно). В студенческие годы в Германии Неплохое материальное положение семьи позволило ему отправиться на учебу за границу, в Германию, где традиции философского образования были давними и прочными. Высшее образование Рубинштейн получил в университетах Фрайбурга, Берлина и Марбурга. В докторской диссертации, защищенной накануне Первой мировой войны в Марбурге и опубликованной на немецком языке в 1914 году, был заложен основной принцип его дальнейших научных изысканий — использование философских методов в конкретных общественных науках, в том числе психолого-педагогических. Вернувшись на родину, в Одессу, Рубинштейн занял пост заведующего кафедрой психологии Новороссийского университета. Однако местная профессура встретила новоиспеченного марбургского доктора философии настолько ревниво и недоброжелательно, что свой пост он почти сразу оставил и предпочел преподавать философию, психологию и логику гимназистам. Лишь после революции, в 1919 году, он возвратился в университет в должности доцента, а в 1921 году был избран профессором кафедры психологии, сменив на этом посту скончавшегося перед тем одного из крупнейших дореволюционных психологов России — Н.Н. Ланге.

И СОЗДАЕТСЯ, И ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ
20-е годы — малоизвестный период в научном творчестве Рубинштейна, поскольку в ту пору он практически не имел возможности публиковать свои труды. Исключение составляет лишь работа «Принцип творческой самодеятельности», опубликованная в «Ученых записках высшей школы г. Одессы» в 1922 году. В этой новаторской статье были изложены исходные основы того общеметодологического подхода, который теперь называется деятельностным, или субъектно-деятельностным. (Нелишне отметить, что термин «деятельностный подход» в трудах самого Рубинштейна, в том числе и более поздних, не встречается.) Сущность этого подхода была выражена так: «...Субъект в своих деяниях, в актах творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них создается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определить то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формирование его самого. На этом только зиждется возможность педагогики...»

ПРИНЦИП ЕДИНСТВА
Исходные для общей системы философско-психологических воззрений положения Рубинштейна получили свое развитие в последующие периоды его творчества, с особой же глубиной — в московский период. Но в Москве Рубинштейн оказался не сразу. В 1930 году он перебрался из Одессы в Ленинград, где возглавил кафедру психологии ЛГПИ им. Герцена. Назначение состоялось благодаря поддержке авторитетного в то время крупного ленинградского психолога М.Я. Басова, который (по некоторым суждениям, в том числе и под влиянием статьи Рубинштейна «Принцип творческой самодеятельности») с середины 20-х годов также начал разрабатывать проблему деятельности. Другими психологами эта проблема в то время не рассматривалась. Тогдашний директор Московского института психологии К.Н. Корнилов — создатель реактологии (учения о реакциях, а не о действиях и поступках) — не пожелал сотрудничать с Рубинштейном и отказался принять его в свой институт. Крупным событием в разработке методологических основ психологической науки в нашей стране стала публикация программной статьи Рубинштейна «Проблемы психологии в трудах Карла Маркса» (1934). В ней он отверг попытки соединить субъективную психологию сознания с трактовкой поведения как совокупности реакций. он выдвинул в качестве приоритетной категорию действующего субъекта как конкретной сознательной личности. Именно на этой основе утвердился принцип единства сознания и деятельности, ставший ведущим для нового периода в развитии отечественной психологии. Согласно этому принципу, человек и его психика (в частности, сознание) формируются, развиваются и проявляются изначально в практической деятельности. А потому и изучаются они прежде всего через проявление в деятельности (игровой, учебной, трудовой и др.). Так Рубинштейн конкретизировал идущую еще от Гете общую идею: в начале было дело (а не ветхозаветное слово).

КОНЕЦ ДИСКУССИИ
Обосновав принцип единства сознания и деятельности, Рубинштейн фактически положил конец малопродуктивным дискуссиям о соотношении сознания и поведения, которые в течение многих лет велись в психологическом сообществе. На этом основании он провел методологический анализ кризиса в мировой психологии. Им была вскрыта уязвимость проекта преодоления кризисной ситуации, который был предложен австрийским психологом Карлом Бюлером. Последний считал, что необходимо соединить в некое целое разнонаправленные ветви психологической мысли — интроспекционизм, бихевиоризм и культурно-историческую психологию. Следует отметить в связи с этим важнейшую личностную характеристику творчества Рубинштейна — способность охватить всю панораму мировой психологической науки, как в ее деталях, так и в общих тенденциях развития. Это позволяло ему избегать провинциализма, которым иной раз грешат отечественные психологи по сей день. Отечественная и западная психология выступали перед его умственным взором не как антагонисты, а как различные направления мировой психологической мысли. В дальнейшем такой подход ему дорого обошелся. В эпоху пресловутой борьбы против космополитизма он подвергся жесткой и совершенно необоснованной критике и административным преследованиям. Понимая необходимость подготовки молодого поколения психологов, Рубинштейн в 1935 году опубликовал психологический труд, обобщивший состояние мировой и отечественной психологической науки на рубеже 20–30-х годов. Первый в то время общий курс психологии был составлен им не в виде академической монографии, а как учебное пособие («Основы психологии»). Этот новаторский учебник оказал существенное влияние на характер изучения малопопулярной в те годы дисциплины. Именно Рубинштейну принадлежит инициатива преподавания ее не только в педагогических учебных заведениях, но и в университетах. С введением ученых степеней Рубинштейн первым в стране получил степень доктора педагогических наук (по психологии). В 1940 году в Учпедгизе вышел его фундаментальный труд «Основы общей психологии», который до сего дня переиздается и продолжает выступать ценным источником научного знания для новых и новых поколений психологов.

В ОСАЖДЕННОМ ЛЕНИНГРАДЕ
Работая в Ленинграде, Рубинштейн поддерживал тесные творческие контакты с рядом московских психологов. По свидетельству М.Г. Ярошевского, «к Рубинштейну в его двухкомнатную квартиру на Садовой приходили делиться своими замыслами Выготский и Леонтьев, Ананьев и Рогинский. Приезжали на его кафедру Лурия, Занков, Кравков и другие». Выготского и Леонтьева он приглашал из Москвы для чтения лекций. Не разделяя многих идей Выготского, он подробно обсуждал их во время их встреч. В свою очередь, приезжая в Москву, Рубинштейн активно общался с коллегами, которые также разрабатывали психологическую категорию деятельности, — Тепловым, Леонтьевым и др. Обычно эти встречи происходили не в Институте психологии, а в ЦПКИО им. Горького, поскольку руководство института к идеям «деятельностников» относилось, мягко говоря, прохладно. По этой причине Теплову и Леонтьеву было бы трудно или даже невозможно защитить свои докторские диссертации в Москве. Рубинштейн пригласил их защищаться в Ленинград, к себе на кафедру, выступил одним из официальных оппонентов. Когда началась война, Рубинштейну, как и другим крупным ученым, предложили эвакуироваться, но он решил остаться в осажденном Ленинграде, считая своим гражданским долгом в качестве проректора (в отсутствие ректора) организовать работу коллектива института в суровых условиях блокады. Сохранилось множество свидетельств мужества Рубинштейна в этих нечеловеческих условиях. Его аспирант Г. Лосев умирал в одном из госпиталей, расположенном далеко от центра города. Преодолевая физическую слабость, Рубинштейн шел пешком через весь город, чтобы отдать Лосеву часть своего скудного пайка. Начальник дружины по охране института А.Л. Чаплина рассказывала, как этот сугубо гражданский человек, никогда в жизни не державший в руках оружия, попросил ее проводить его в тир, где бы он мог научиться, несмотря на сильнейшую близорукость, стрелять из пистолета. Он хотел, если фашисты ворвутся в город (бои шли в пригородах), принять непосредственное участие в обороне.

УЧЕНЫЙ-ЛИДЕР
В марте 1942 года институт удалось эвакуировать на юг страны. А в апреле первое издание «Основ общей психологии» было удостоено высшей в то время — Сталинской — премии. Книга была представлена на награждение рядом психологов, а также выдающимися учеными В.И. Вернадским и А.А. Ухтомским, давно и глубоко интересовавшимися проблемами психологии. В 40-е годы присуждение премий в большинстве случаев объективно выражало общественное признание научных достижений. Сталинские лауреаты обладали тогда большим авторитетом и могли в известной степени влиять на ход событий в сфере своей профессиональной деятельности. Вот почему 1 октября 1942 года беспартийный Рубинштейн был назначен директором Московского института психологии — головного научного учреждения страны в данной отрасли. Одновременно он возглавил кафедру психологии в МГУ и пригласил на работу в университет многих известных московских психологов (Леонтьева, Лурия, Теплова и др.), своих ленинградских учеников (Красильщикову, Ярошевского и др.), а также представителей Харьковской школы (Гальперина, Запорожца и др.) Первый в МГУ выпуск дипломированных психологов состоялся в 1948 году. В 1943 году Рубинштейн был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, чего дотоле ни один психолог не удостаивался.

СЕКТОР ПСИХОЛОГИИ
Рубинштейн поддерживал творческие контакты с известными историками Е.А. Косминским и Е.В. Тарле, с лингвистом академиком В.В. Виноградовым, физиологами академиками Л.А. Орбели и И.С. Бериташвили, кинорежиссером С.М. Эйзенштейном, физиком А.З. Петровым, искусствоведами Б.Р. Виппером, В.М. Жирмунским и другими видными деятелями науки и культуры. При их содействии в Академии наук был организован Сектор психологии (в Институте философии), ставший первым академическим центром психологических исследований. Хотя сектор был частью института, призванного разрабатывать проблемы философии, Рубинштейн, в который раз проявивший талант научного лидера, способного объединить исследования различных направлений, построил программу работы сектора таким образом, чтобы она охватывала широкий круг тем, в том числе и сугубо психологических. Психофизиологическая проблематика в секторе разрабатывалась такими крупными учеными, как С.В. Кравков и Н.А. Гарбузов, а зоопсихологическая — всемирно известной исследовательницей Н.Н. Ладыгиной-Котс. Здесь проводились заседания с участием ведущих психологов столицы, представлявших различные научно-исследовательские учреждения, в том числе и Московский психологический институт, ряд сотрудников которого (Теплов, Шемякин) работали также и в секторе. На базе этого сектора Рубинштейн надеялся организовать Институт психологии АН СССР. Его надежда осуществилась лишь после его смерти стараниями последователей.

ЖЕРТВА ИДЕОЛОГИИ
Неожиданно (или, напротив, для той поры закономерно) в ход научных дел вмешались дела идеологические. Одним из военных «трофеев» оказался пещерный антисемитизм, который советское руководство не побрезговало позаимствовать у поверженных фашистов. В 1947 году, когда в издательстве АН СССР уже была сверстана новая книга Рубинштейна «Философские корни психологии» (само название которой выражало стремление автора осмыслить связь психологии с философией и разработать методологические принципы применения философских положений в психологии), началась кампания по борьбе с космополитизмом. Ее главной (хотя далеко не единственной) жертвой в психологии и стал Рубинштейн. Набор книги был рассыпан на том вздорном основании, что число цитируемых зарубежных авторов превышало число советских. Ведущий отечественный психолог был снят со всех постов, а публикация его трудов запрещена. (Яркое представление об атмосфере той поры можно получить, ознакомившись, например, со статьей П.И. Плотникова «Очистить советскую психологию от безродного космополитизма» в четвертом номере «Советской педагогики» за 1949 год.) К счастью, более крутых мер не последовало, а после смерти Сталина началось постепенное восстановление в правах бывших «космополитов».

АКТУАЛЬНЫ И В НАШЕ ВРЕМЯ
Во второй половине 50-х Рубинштейн вместе с другими лидерами советской психологии (Тепловым, Леонтьевым, Лурия, Смирновым и др.) активно и плодотворно участвовал в укреплении и развитии нашей науки. Совместными усилиями широко развернулись теоретические, экспериментальные и прикладные исследования, был создан журнал «Вопросы психологии», основано Общество психологов СССР, начали восстанавливаться творческие контакты с зарубежными коллегами. Столь значительная совместная деятельность во имя общих интересов науки осуществлялась ведущими учеными, несмотря на существенные теоретические разногласия между ними по целому ряду проблем. Словно стремясь наверстать упущенное время, Рубинштейн за три года опубликовал одну за другой три монографии: «Бытие и сознание» (1957), «О мышлении и путях его исследования» (1958), «Принципы и пути развития психологии» (1959). Одновременно он начал работать над последней в своей жизни книгой — «Человек и мир», получив наконец возможность изложить свою философско-психологическую концепцию, сложившуюся еще в 20-е годы и затем разрабатывавшуюся им на протяжении всей жизни. Этот труд вошел в издание «Проблемы общей психологии» (1973), вышедшее уже посмертно. Сергей Леонидович Рубинштейн скончался 11 января 1960 года. После его кончины Сектор психологии в Институте философии возглавила Е.В. Шорохова. В 1971 году открылся Институт психологии АН СССР, куда был переведен и Сектор психологии. И совсем не случайно, что поныне программной проблемой для коллектива академического института, у истоков которого стоял коллектив рубинштейновской лаборатории, стала проблема субъекта. В наше непростое время — время внутреннего самоопределения каждого человека как субъекта ответственности за принятые решения — оказались необходимы идеи глубокого мыслителя С.Л. Рубинштейна.

Сергей СТЕПАНОВ
Другие новости по теме:
Оцените статью: 
   Голосов:  6

#2 написал: Аноним (03 06 09 17:35)
заватра в акдемии читать буду :) Получу плюсик хе-хе)Авввввтора укажу)
цитировать   Ответить      


#1 написал: егорий (26 12 08 04:04)
Хотелось, чтобы автор избегал неточностей. Ну, не может "слово" быть "ветхозаветным":
"В начале было Слово" - это из Евангелия от Иоанна. Поэтому может быть только "новозаветным". A propos я бы и "начало" писал с большой буквы - ведь это не просто начало, а начало Всего. Да и в Начале было, скорее всего, не просто "слово", а "Глагол"! Глагол - тот самый, которым можно "жечь сердца людей"!!! А вот Глагол отсылает к Делу, Деянию!!! Если под словом мыслится глагол, то в правоте Гёте не смогут отказать и клерикалы.

К своему экзерсису могу лишь добавить: сказанное кем-то слово обращено к кому-то другому. А слово (глагол) становится таковым, ибо аккумулирует в себе побуждение к действию.

В этом смысле слово вторично даже по отношению к только еще предстоящему действию, деянию.

Не можно, тем более в популярном издании, писать: "человек и психика"! Напрашиваются ассоциации типа "человек и техника", "Женщина и кошка (последняя гуляла сама по себе)". Трудно не вспомнить лозунг "народ и партия едины (как будто партийцы - инопланетяне)". Ведь изменения в психике происходят в ходе бытия человека, а не то, что человек "формируется и т.п." сам по себе, да и психика поступает точно так же, но независимо от изменений в человеке. Иными словами, союз И в данном случае оказывается не соединительным, а разделительным: он объединяет разные сущности - "человека" и "психику". Скорее уж, перефразируя В.В.Маяковского: Мы говорим "психика" - подразумеваем "человек" (далее по "тому же" тексту ).
для собственной деятельности даже в других видах занятий.
Надеюсь, приведенных замчаний достаточно, чтобы показать, ка не просто даются научно-популярные тексты.
цитировать   Ответить      


Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Для продолжения обязательно ответьте на вопрос:

Вопрос:
Сколько будет пятнадцать минус пять?
Ответ:*
 
Введите два слова, показанных на изображении:





РЕКЛАМА:
РАЗДЕЛЫ САЙТА:
РАЗНОЕ:

Правила сайта
Конфиденциальность

Рейтинг@Mail.ru